Памяти неизвестной и забытой 45-й кавдивизии посвящается...

konkurs-logoМ.А. Мещерякова, участница XIV Всероссийского конкурса на лучшую работу по русской истории "Наследие предков - молодым" 

Мы хороним наших солдат
Возвращаем долги погибшим 
За всех нас на войне заплатившим 
Самым ценным в сто тысяч крат.

Война не кончилась, пока не похоронен последний убитый на ней солдат. Именно этими словами руководствуется каждый поисковик, отправляясь на Поисковую Вахту. С 12 по 23 августа поисковый отряд «Сыны Отечества» совместно с другими поисковыми отрядами Владимирской области, принимал участие в 19-й Международной учебно-тренировочной «Вахте Памяти», которая проходила в урочище Триселы Самуйловского сельского поселения Гагаринского района Смоленской области и была посвящена 75-летию освобождения Кармановского района от немецко-фашистских захватчиков. В составе поискового отряда «Сыны Отечества» участвовали как опытные бойцы: командир отряда Долженков И.В. а также обучающиеся «Муромского промышленно-гуманитарного колледжа» г.Меленки, которые не раз принимали участие в Поисковых Вахтах: Суворкин Иван и Мещерякова Марина. Только за время этой вахты было найдено 365 бойцов, к сожалению, не всегда удается установить имена погибших Защитников Отечества. Будем надеяться, что среди захороненных солдат есть и бойцы незаслуженно забытой 45-й кавдивизии.

 Цель моей исследовательской работы «Памяти неизвестной и забытой 45-й кавдивизии посвящается…» - развитие чувства патриотизма, усиление исторической связи поколений, продолжение традиций сохранения памяти о героях Великой Отечественной войны, чтобы мы и будущие поколения России, поняли, что воины, живые и погибшие, кровью и жизнью завоевали для нас и грядущих поколений Победу.

Моя исследовательская работа стимулирует формирование важнейших духовно-нравственных и культурно-исторических ценностей, развивает высокое патриотическое сознание, чувство верности своему Отечеству, формирует эмоциональную отзывчивость и любовь к родному краю, обеспечивает историческую преемственность поколений, воспитывает бережное отношение к историческому и культурному наследию. В первую очередь меня интересовала судьба солдат РККА, которые призывались с Меленковского и Ляховского РВК, многие из них стали бойцами 45-й кавалерийской дивизии, сформированной летом 1941 г. в г.Коврове Ивановской, ныне Владимирской области, именно эту цель я преследовала, отправляясь на Поисковые Вахты весной-летом 2017г.
В процессе написания я, являясь бойцом поискового отряда «Сыны Отечества», принимала участие в Вахтах Памяти-2017,2018, которые проходили по местам боев 45-й кавдивизии в Смоленской области, также посетила городской музей воинской славы, райвоенкомат, редакцию газеты «Коммунар», районный историко-краеведческий музей, центральную районную библиотеку, библиотеку нашего колледжа, беседовала с родственниками бойцов 45-й кавдивизии, с преподавателями-ветеранами, собирала информацию в Интернете.

 В результате подготовительной работы были сформулированы задачи:

1. Проанализировать источники, содержащие информацию о роли кавдивизий в годы Великой отечественной войны. 
2. Изучить как формировалась 45-я кавдивизия на территории Владимирской области и проследить её боевой путь. 
3. Во время Вахт Памяти-2017, 2018 в Смоленской области постараться найти следы участия в боевых действиях 45-й кавдивизии.
4. Встретиться с родственниками бойцов 45-й кавдивизии. 
5. Провести фотосессии.
В процессе поисков достоверных сведений мне удалось пообщаться с интересными людьми - нашими земляками, увидеть и прочитать подлинные документы времён Великой Отечественной войны, увидеть старинные фотографии, ощутить атмосферу того далёкого времени, получить в подарок нашему музею Поискового движения новые документальные материалы.

Практическая значимость моей работы:
• Содействие развитию поискового движения.
• Воспитание чувства патриотизма у подрастающего поколения. 
• Использование опыта и результатов моей работы среди студенческих и молодежных поисковых отрядов
• Привлечение молодежи к проблемам сохранения памяти поколений.

 Светлой памяти бойцов и командиров

45-й кавалерийской дивизии 
посвящается. 
1.Введение. 
Я, Мещерякова Марина боец поискового отряда «Сыны Отечества» Меленковского района, участница Вахт Памяти-2016, 2017, 2018 в Глинцевском, Ельнинском, Велижском, Ярцевском, Гараринском районах Смоленской области, поставила перед собой задачу проследить боевой путь, сформированной летом 1941-го года на территории Владимирской (Ивановской) области незаслуженно забытой 45-й кавдивизии.
Анализируя многие источники, я пришла к выводу, что в послевоенное время роль кавалерии в Великой Отечественной войне, как-то, принижалась, кавалерия лишилась ореола героизма и романтики, который приобрела в Гражданскую. Про конников больше не снимали фильмов, не писали книг, героями стали другие, более отвечающие духу времени, — танкисты, летчики и разведчики… Допускаю, что цель была благородная — показывать армию-победительницу всегда современной, мощной и маневренной, а конница же это— героическое прошлое. В результате кавалерия стала восприниматься как нечто архаическое, в массовом сознании закрепился образ-стереотип: атака конной лавой с шашками наголо, картинка, рожденная кинолентами о Гражданской войне. 
АКТУАЛЬНОСТЬ исследования выбранной проблемы обусловлена, в первую очередь, необходимостью разработки с новых позиций истории Великой Отечественной войны, в том числе более полного и объективного освещения деятельности кавалерийских частей. 
1. Роль кавалерии в Великой Отечественной войне.
Более семи десятилетий отделяют нас от июня 1941 года – трагического излома в истории, обозначившего начало Великой Отечественной войны. 
Путь к Победе в смертельной схватке с фашизмом пролегал через многие важные события – трагические и героические. 
В невиданных по размаху и ожесточению сражениях Красной Армии удалось остановить врага, захватить стратегическую инициативу, а затем изгнать противника с нашей земли, завершив войну полным разгромом гитлеровской Германии и ее союзников. Следует особо отметить, что наряду с механизированными, авиационными, стрелковыми и другими частями регулярной Красной Армии важную роль в войне играл и такой род Вооружённых Сил СССР, как кавалерия. Кавалерийские части вели активные боевые действия против немецко-фашистских войск, от нанесения существенных ударов по противнику до разгрома отборных дивизий Вермахта. Процесс переосмысления на основе новых документов проблем Великой Отечественной войны, как и всей истории, в настоящее время, сложен и противоречив. Становится все заметнее, что по мере появления серьезных исторических исследований, документально аргументированных публикаций, постепенно спадает пена, образовавшаяся в море «сенсационных открытий».

2. Теория. 
Теорией боевого применения конницы в СССР занимались вполне трезво смотревшие на вещи люди. Это, например, бывший кавалерист царской армии, ставший в СССР начальником Генерального штаба, Борис Михайлович Шапошников. Именно его перу принадлежит теория, ставшая основой практики боевого применения конницы в СССР. Это был труд «Конница (кавалерийские очерки)» 1923 г., ставший первым большим научным исследованием по тактике кавалерии, вышедшим после Гражданской войны. Работа Б.М. Шапошникова вызвала большую дискуссию на совещаниях кавалерийских начальников и в печати: сохраняет ли конница в современных условиях свое прежнее значение или является лишь «ездящей пехотой». 
Борис Михайлович вполне вразумительно обрисовал роль конницы в новых условиях и мероприятия по ее приспособлению к этим условиям.

 3.Практика. 

Предоставим слово ветеранам-кавалеристам. Иван Александрович Якушин, лейтенант, командир противотанкового взвода 24-го гвардейского кавалерийского полка 5-й гвардейской кавалерийской дивизии, вспоминал: 
«Как действовала кавалерия в Отечественную войну? Лошадей использовали как средство передвижения. Были, конечно, и бои в конном строю — сабельные атаки, но это редко. Если противник сильный, сидя на коне, с ним не справиться, то дается команда спешиться, коноводы забирают коней и уходят. 
А конники работают как пехота. Каждый коновод забирал лошадей пять с собой и отводил их в безопасное место. Так что на эскадрон приходилось несколько человек коноводов. Иногда командир эскадрона говорил: «Оставить на весь эскадрон двоих коноводов, а остальные в цепь, помогать». Нашли свое место на войне и сохранившиеся в советской коннице пулеметные тачанки. Иван Александрович вспоминает: «Тачанки тоже использовались только как средство передвижения. При конных атаках они действительно разворачивались и, как в Гражданскую войну, шпарили, но это было нечасто. А как завязался бой, так пулемет с тачанки снимают, коноводы коней уводят, тачанка тоже уходит, а пулемет остается». 
Кавалерийские корпуса оказались самыми устойчивыми соединениями Красной Армии в 1941 г. В отличие от корпусов механизированных, они смогли выжить в бесконечных отступлениях и окружениях 1941 г. Кавалерийские корпуса П.А. Белова и Ф.В. Камкова стали «пожарной командой» Юго-Западного направления. 
4.Формирование 45-й кавалерийской дивизии (июль 1941-го г.Ковров, Ивановской, ныне Владимирской области).
О формировании 45-й кавалерийской дивизии рассказывает Суслопаров Виктор Юрьевич, племянник лейтенанта Суслопарова Бориса Михайловича, командира артиллерийской батареи 55-го кавалерийского полка 45-й кавалерийской дивизии, с которым мне удалось связаться. 
Именно Виктор Юрьевич пролил свет на многие забытые факты о боевом пути 45-й кавдивизии:
«… Хотелось бы приоткрыть, как говорится, «занавес забвения» о формировании и боевых действиях незаслуженно, как мне кажется, забытой 45-й кавалерийской дивизии и ознакомить родных и близких воинов с новыми подлинными документами и фактами о тех тяжелых и кровавых боях…
Вероятно, этот «занавес» или эту забывчивость несколько оправдывает отсутствие в Центральном архиве Министерства обороны (ЦАМО) отдельного фонда документов 45-й КД…
Но так говорят работники ЦАМО и вроде бы они и правы – действительно нет такого фонда, есть только одна архивная папочка с 3 страницами копии директивы Главного Политуправления РККА о порядке приема в члены и кандидаты в члены ВКП(б) в условиях боевой обстановки, разосланной во все политуправления фронтов. 
Я же, как человек военный, в отсутствие в архиве документов о дивизии решил не поверить! И, как показала дальнейшая работа в ЦАМО, поступил верно и обнаружил множество документов именно по нашей 45-й КД…
В результате мною в ЦАМО были найдены Списки членов ВКП(б) на 185 чел., Списки кандидатов в члены ВКП(б) на 105 чел. по состоянию на 12 сентября 1941 года, Списки коммунистов 55-го кавполка (60 человек), Книга учета комсомольцев 55-го кавполка (52 человека), – кстати, в этом списке записана и фамилия старшего брата моего отца, моего родного дяди Суслопарова Бориса Михайловича, пропавшего без вести в боях в Тверской области, а также еще два списка офицеров управления дивизии и всех кавполков (до командира взвода) на 17 августа (222 чел.) и на 15 сентября 1941 года (на 227 чел.).
Нашлись также в фондах штабов, политуправлений, тылов 19, 30 и 22 Армий и Западного фронта многие другие документы о тех боях…» 
45-я кавалерийская дивизия формировалась с 7 по 30 июля 1941 г. в г. Коврове Ивановской области (ныне Владимирской), в том числе из Ляховского и Меленковского районов области. 
В состав дивизии входили 52-й, 55-й и 58-й кавалерийские полки, 36-й отдельный бронетанковый эскадрон. Номер полевой почтовой станции (ППС) № 722, но в период формирования в июле в г. Коврове отдельные воины указывали на конвертах и временные номера ППС (п/ящики) 334, 337, 344….
Командир дивизии – генерал-майор Дрейер Николай Михайлович.
Комиссар дивизии – полковой комиссар Полегин Александр Гаврилович.
Начальник штаба дивизии – подполковник Лукин Иван Григорьевич. В первом же бою 19 августа он будет тяжело ранен и отправлен в госпиталь. Вместо него назначен майор Белявский Виталий Андреевич. 
52-й кавалерийский полк:
Командир полка – Волков Дмитрий Сидорович, майор. 
55-й кавалерийский полк:
Командир полка – Баев Идрис Харитонович, подполковник.
58-й кавалерийский полк:
Командир полка – Стученко Андрей Трофимович, подполковник.
По состоянию на 17 августа 1941 года численность дивизии составляла: 
личного состава – всего 2913 чел. (начсостав – 259, младший начсостав – 336, рядовые – 2321), артиллерийские орудия 76-мм – 12, 45-мм – 12, пулеметы станковые («Максим») – 42, ручные пулеметы – 73, автоматы ППШ – 211, винтовки – 2105, винтовки самозарядные – 494, шашки – 2958, автомобили – 29, броневики – 5. 
Из мемуаров начальника штаба дивизии Белявского В.А. 
«2 августа 1941 года приехал начальник штаба дивизии подполковник И.Г. Лукин и мне разрешили на следующий день, в воскресенье, съездить к жене во Владимир, куда она переехала из подмосковного села Быково. Однако вечером, буквально на пороге, меня встретил офицер спецсвязи. У него в руках была телеграмма: командиру дивизии предлагалось начать погрузку частей в эшелоны».
45-я КД была отправлена на фронт 10-тью эшелонами со станции Ковров. 
На 18.00 06.08.1941 г. было погружено 7 эшелонов, и один эшелон к этому времени уже прибыл на станцию Колесники, а к 6 часам 07.08.41 г. – завершена погрузка всех 10 эшелонов. Выгружено на станции Колесники – Гжатск к 6 часам 07.08.1941 г. 5 эшелонов, 5 эшелонов еще находилось в пути.
Район сосредоточения для дивизии после разгрузки штабом Резервного фронта был определен в лесах северо-западнее Гжатска (ныне г. Гагарин Смоленской области). 
Из мемуаров генерала армии Стученко А.Т., бывшего командира 58-го кавполка. 
Я стал командиром 58-го кавалерийского полка отдельной 45-й кавалерийской дивизии, командовать которой предстояло Н.М. Дрейеру. Мы должны были сформировать эту дивизию и в конце июля уже повести ее на фронт.
Формирование проходило быстро. Прибывающих людей, коней, снаряжение мы едва успевали принимать. Бойцы поступали из запаса, в основном обученные. Командиры были разные — молодые и старые, воевавшие еще в гражданскую войну. Не было отбоя от добровольцев. 
Воины дивизии призывались для укомплектования дивизии в период с 13 по 29 июля 1941 года. Первый приказ о назначениях начсостава, младшего начальствующего и рядового состава был подписан командиром дивизии генерал-майором Н.М. Дрейером 16 июля 1941 года. Начсостав (офицеры), естественно, назначался на свои должности в более ранние сроки, начиная с 8 июля, приказами соответствующих Управлений НКО. 
Например, командир дивизии, начальник штаба дивизии, начальники отделений (оперативного, разведывательного, связи), командиры и начальники штабов кавалерийских полков – приказами Управлением кадров НКО, артиллеристы – приказами Управления кадров Главного артиллерийского управления КА.
Военный комиссар дивизии был назначен приказом Главного управления политпропаганды РККА, военные комиссары штабов полков, а также политруки кавалерийских и пулеметных эскадронов, бронеэскадрона и артиллерийских батарей получали назначение в Управлении политпропаганды Московского военного округа. 
Остальной начсостав и младший начсостав из кадра и запаса (командиры взводов – военно-учетных специальностей – военврачи, военветфельдшеры, артиллеристы, техники-интенданты тыловых подразделений дивизии и полков) 
– либо приказами Московского ВО по представлениям соответствующих управлений и отделов округа, либо распоряжениями начальников соответствующих Управлений и отделов – артиллерии, отдела кадров, санитарного и ветеринарного отделов Московского военного округа. Начальствующий состав (офицеры) и младший начсостав (сержанты), мобилизованные из запаса, поступали в дивизию в основном из Мордовской АССР, Рязанской, Владимирской и Тульской областей.
Призывники и мобилизованные из запаса (сержанты и рядовые) прибыли в основном из райвоенкоматов Горьковской области, наибольшее количество – из горвоенкомата г.Горького, райвоенкоматов Балахнинского, Дальне-Константиновского, Лысковского, Лукояновского, Спасского, Сосновского, Мордовщиковского и других районов области.
Все они, как правило, направлялись, и так было записано у многих в повестках и мобпредписаниях, «в Арзамасский военкомат на формирование» или «на формирование в Арзамас в распоряжение генерала Дрейера».
На формирование дивизии прибывали также призывники и воины из запаса из Владимирской области (Вознесенский, Ляховский, Работкинский, Шахунский и другие райвоенкоматы). 
Обратившись в райвоенкомат мне удалось установить списки призывников и воинов Меленковского района: 
По Ляховскому РВК найдены следующие записи, в отношении бойцов, призванных 16.07.41г. в 45 кавалерийская дивизию:
• Бугров Василий Алексеевич, 1913, с. Верхозерье, МНС 3, 45 кавалерийская дивизия.
• Галанов Николай Петрович, 1909, д. Селино
• Гришин Павел Кузьмич,1905г.р., д. Усад, МНС 3, 45 кавалерийская дивизия.,красноармеец 58 кп.
Письменная связь прекратилась с 17.08.1941 г. ППС 722, 58 кавполк. Считать пропавшим без вести с 11.1942 г.
1905 г.р, уроженец Владимирской обл., Ляховский р-н, д. Кориково. Призван в 1941 г. Ляховским РВК, Владимирской области 
• Грунин Федор Михайлович, 1908г., д. Григорово 
• Гудков Иван Васильевич, 1915, с. Тургенево 
• Гусев Николай Герасимович, 1915 г., д. Славцево, конник 58-го кавполка

• Ермаков Григорий (Филлипович,)1913, М.Санчур 
• Ермаков Григорий (Никонович,) красноармеец пулеметного эскадрона 55 кп.
Письменная связь прекратилась 28.09.1941 г. ПП № 722, 55-й кавполк, пулеметный эскадрон. Считать пропавшим без вести в 11.1941 г.
Анкета подворного опроса.
Дата рождения неизвестна. Уроженец Владимирская обл., Ляховский р-н, Б.-Санчурский с/совет, М. Санчур. Призван 16.07.1941 г. Ляховским РВК Владимирской области. 
• Зуев Федор Павлович,1907, д. Савково
• Кадулин Василий Иванович,1911, с. Урваново 
• Касаткин Иван Сергеевич, красноармеец, кавалерист 3-го эскадрона 55 кп.
Письмо в декабре 1941 г., п/я 337, 55-й кавполк, 3-й эскадрон. Считать пропавшим без вести в __.02.1942 года. 1905 г.р., Ляховский р-он, д. Новинка. Призван Муромским РВК в __.07.1941 г. 
• Комраков Федор Павлович,1907, с. Шохино
• Королев Михаил Максимович,1909, с. Левенда, с. Ляхи
• Кочетков Николай Васильевич,1913, с. Дм. Горы
• Крупин Михаил Иванович,1913, д. Шохино
• Кузовцов Антон Павлович,1909, с. Левенда
• Курбатов Иван Иванович,1911, с. Паново, Ляхи
• Курбатов Иван Павлович, 1908, МНС 3, д. Усад
• Никитаев Петр Николаевич, 1915, МНС 3, с. Дм. Горы
• Никитаев Федор Андреевич, 1913, МНС 3, с. Дм. Горы
• Орехов Иван Михайлович,1911(1912), РС 3 с. Дм. Горы
• Мокеев Михаил Абрамович, Фурсово, 1918, 45 кавдивизия
• Павлов Василий Васильевич, 1913, с. Толстиково, пулеметный эскадрон 55 кавполка.,1913 г.р., образование – 4 класса, русский, член ВЛКСМ с марта 1932 года. Комсомольский билет № 2235932. Принят на учет 24.07.1941г. Должность – красноармеец, пулеметный эскадрон. 
• Парунов Василий Иванович, сержант, кавалерист.
Последнее письмо 28.09.1941 г. ППС № 722. Убит – __.12.1941 г.
1909 г.р., уроженец Владимирская обл., Ляховский район, д. Григорово. Призван Муромским РВК 16.07.1941 г. Член ВКП (б) (Ф. 58, оп. 18004, дело 219. Вх. № 56413 от 06.07.1946 г. Донесение послевоенного времени Муромского РВК Владимирской области).
• Пахомов Алексей Тимофеевич,1913, РС, с. Толстиково,16.07.41
• Пивиков Сергей Васильевич,1909, РС. С. Савково
• Погодин Иван Тимофеевич, 1909, РС, с. Урваново 
• Пынков Иван Архипович,1918, с. Елино
• Самойлов Алексей Никифорович,1913, с. Воютино, красноармеец пулеметного эскадрона 55 кп.
Письмо было 29.09.1941 г. ППС № 722, 55 кавполк, пулеметный эскадрон. Считать пропавшим безвести с 11.1941 г. 
По сообщению товарища – УТОНУЛ В РЕКЕ ВЯЗЬМА в октябре 1941 г.
1918 г.р., д. Воютино. Призван 16.07.1941 г. Ляховским ВК Владимирской области 
5.Боевой путь 45-й кавалерийской дивизии. 
В соответствии приказом командующего фронтом № 01 от 15 августа 1941 г. 45-я кавалерийская дивизия вошла в состав 30-й армии генерал-майора В.А. Хоменко. Кавалеристам была поставлена задача, действуя совместно со 107-й танковой дивизией, к исходу первого дня операции для развития успеха наступления первого эшелона 30-й армии обойти Духовщину с запада и действовать по тылам группировки врага. 
Первый бой. 
Из воспоминаний начальника штаба 45-й КД генерала-полковника В.А. Белявского:
«Мы попытались уточнить обстановку на командном пункте одного из полков 162-й стрелковой дивизии, в боевых порядках которого действовали наши эскадроны, но и тут нам не удалось получить исчерпывающей информации.
Тогда мы с начальником штаба нашей дивизии подполковником И.Г. Лукиным поскакали вперед, к небольшому возвышению на опушке леса. Отсюда в бинокль были уже хорошо видны боевые порядки эскадронов. Но здесь мы попали под сильный пулеметный огонь. Подполковник И.Г. Лукин был ранен в предплечье. Пришлось отправить его в полевой госпиталь, а мне – вступить в должность начальника штаба дивизии. 
Наши полки упорно пытались прорваться в глубину обороны противника, но его огонь был очень сильным и хорошо организованным. 
Пришлось несколько раз изменять направление ударов. Эскадроны все время находились в непосредственном соприкосновении с неприятелем. Они уже оторвались от нашей пехоты. Кавалеристы дрались отчаянно.
Увы, три наши батареи сорокапяток и трехдюймовок были не в состоянии подавить огневые точки противника, особенно его артиллерию. И хотя мы нанесли гитлеровцам немалый урон, глубоко в прорыв дивизия войти не смогла. В сумерки поступил приказ вывести полки из боя».
А вот как описывает тот первый бой бывший командир 58 кавполка подполковник А.Т. Стученко, ставший после войны генералом армии: 
«Вскоре эскадроны в конном строю приблизились к опушке. И тут началось... Бешеный пулеметный и автоматный огонь стегал из-за деревьев, с деревьев, с земли. Сзади рвались мины, отрезая нас от остальных полков дивизии и выводя из строя лошадей, тащивших пушки и пулеметные тачанки. «Кукушки», замаскированные в листве, били на выбор. Так мы были наказаны за пренебрежение к разведке.
По сигналу эскадроны спешились и повели наступление в пешем строю. Артиллерия их поддержать не могла: лошади были перебиты в упряжках. Пушки попытались тащить их на руках, но «кукушки» перестреляли орудийную прислугу. Положение создалось отчаянное… К вечеру, отойдя на несколько километров в тыл, стали приводить себя в порядок. Командиры докладывали о потерях. Многих мы недосчитались. Да, страшный выдался день.
Мы снова в резерве фронта. Приводим дивизию в порядок. Командиры и политработники неотлучно с бойцами: надо помочь людям оправиться от первого потрясения, вернуть им бодрость, веру в свои силы».
17 августа дивизия сосредоточилась в лесах в районе Канютино (16 км западнее г. Холм-Жирковский).
18 августа дивизии не удалось даже подойти к линии фронта, так как противник еще на подступах к линии фронта ударами авиации и артиллерии нанес дивизии большие потери. 
19 августа дивизия вновь выдвинулась к линии фронта, но этот первый бой, организованный в спешке, без разведки, привел к большим потерям. К вечеру, отойдя на несколько километров в тыл, полки дивизии стали приводить себя в порядок.
Во исполнение приказа командующего Западным фронтом от 21 августа 1941 года дивизия была выведена в резерв фронта.
21 августа части дивизии перешли в подчинение 19-й армии. 45 кд готовится к выступлению ночным маршем в район Клинец, Староселье, Кобелево (все пункты 22-25 км северо-зап. ст. Вадино), составляя резерв фронта.
К 5.00 22 августа дивизия сосредоточилась в районе лес вост. Головачева, Жукова, Федосеева.
24-25 августа дивизия, выполняя приказ командующего 19-й армии, делала попытки прорваться в тыл врага, но вследствие сильного огневого сопротивления и инженерных заграждений противника успеха не имела и отходила в исходное положение. Ночью 26 августа в дивизию поступил приказ командарма на проведение рейда по тылам противника. 
БОЕВОЙ ПРИКАЗ № 039. 
КП командарма 19 – лес 1 км восточнее Василисино. 
26.08.41 01.10. 
45 КД войти в прорыв на участке Ново-Лосево 1-ое, Бортники. Внезапными ударами уничтожать тылы и резервы противника и действовать в направлении Жукова, Духовщина. Частью сил из района Кротова ударить в направлении Щелкина по ближайшим тылам противника для содействия наступающим войскам армии с фронта.
29 августа, совершив рейд по тылам противника, дивизия из-за линии фронта вернулась обратно.
Командование фронта и армии высоко оценили действия кавалерийских полков дивизии в тылу врага. О смелых и удачных действиях дивизии подробно написала газета "Правда" 14 сентября 1941 года.
По состоянию на 1 сентября 1941 года 45-я кавалерийская дивизия входит в состав 19-й армии Западного фронта.
3 сентября попытка ввести 45-ю кавалерийскую дивизию по приказу Конева через "якобы пробитый стрелковой дивизией "коридор" успеха не имела, так как на самом деле передний край немцев предварительно прорван не был. Дивизия понесла значительные потери.
После неудавшейся попытки прорваться в район Духовщины пришлось переформировывать эскадроны, они насчитывали всего по 50 - 60 сабель.
9 сентября 45-я кавалерийская дивизия выведена из состава 19-й армии в резерв Западного фронта. 
В соответствии с Директивой командующего войсками Западного фронта от 10 сентября 1941 г. дивизия в ночь на 11 сентября начала марш по маршруту г. Белый – Шверево (12 км юго-западнее г. Пено) для участия в боевых действиях по уничтожению противника в полосе обороны 22-й армии Западного фронта, вырвавшейся с тяжелыми боями из окружения в конце августа - начале сентября 1941 года.
Утром 12 сентября дивизия прошла г. Белый, к исходу 13 сентября - достигла Верховье (здесь она остановилась на ночной отдых), к 17 сентября дивизия сосредоточилась в районе Щеверово в полосе обороны 22-й армии генерала В.А. Юшкевича.
С 20 по 28 сентября дивизия вела активные боевые действия на одном из участков фронта 22-й армии в районе Ворошилово, Княжево, Мосты, Бервенец (40 км сев. Андреаполь; 30 км сев-зап. Пено), помогая 256-й стрелковой дивизии 22-й армии, ведущей изнурительные кровопролитные бои с противником.
С 28 по 30 сентября дивизия, вновь выведенная в резерв Западного фронта, осуществляла погрузку и отправку полков на ст. Соблаго для переброски их на вяземско-можайское направление.
На станции Новодугинская (46 км севернее Вязьма), не успев сосредоточиться после выгрузки, дивизия получила приказ командующего фронтом немедленно выйти к Соловьевской переправе через Днепр и, прикрыв переправу, остановить немцев, двигавшихся вдоль берега реки с севера.
По состоянию на 1 октября 1941 года дивизия, находясь в резерве Западного фронта, выдвигается в новый район сосредоточения - Ольховка, Холмянка, Иванники (10 км восточнее Вадино).
С утра 2 октября немецкие войска начали наступление против войск Западного фронта, нанося главный удар против соединений 30-й и 19-й армий севернее магистрали Ярцево - Вязьма - Москва в общем направлении на Канютино (15 км западнее Холм-Жирковский) и Холм-Жирковский.
Они раскололи фронт обороны советских войск и вклинились в стык между 30-й и 19-й армиями. Управление войсками стало разрушаться.
В течение всего дня 3 октября 45-я кавдивизия с остатками частей 244-й стрелковой дивизии на рубеже Терехово - Никитино сдерживает наступление противника, форсировавшего р. Вопь в полосе обороны 244-й сд и 91-й сд. Командный пункт 45-й кд располагался в Гута.
К 14.00 4 октября 244-я сд и 45-я кавдивизия ведут бои в районе лес севернее Гута (4 км сев. Б. Бердяево), Кобелево (3 км сев. Б. Бердяево), Крамаренко, Дворы (1 км вост. Брюхачи).
К 17.00 4 октября 45-я кавдивизия, обеспечивая правый фланг 19-й армии, сосредоточилась в районе Тишино, Кузьмино (10 км сев-зап. Вадино). 
Из воспоминаний В.А. Белявского:
«Как только дивизия вышла на восточный берег реки Вопец, генерал-майор Н.М. Дрейер поехал к командующему 19-й армией. Возвратился он сильно расстроенный. То ли выдержка изменила ему, то ли вспомнил старый кавалерист лихие конные атаки времен своей молодости, но, не дождавшись сбора всех сил, он с одним полком бросился в конном строю вперед.
Остальные два полка в спешенных боевых порядках пошли в наступление на деревню, которую теперь атаковал комдив. Полк майора Г.Е. Фондеранцева[52 кавполк], поддержанный эскадронами 55-го полка, ворвался в деревню, находившуюся впереди по прямой от нашего пункта управления, и выбил из нее до батальона немецких мотоциклистов.
К 5 октября немцы севернее Холм-Жирковского вышли к Болышево и, форсировав р. Днепр в полосе обороны 140-й сд 32-й армии Резервного фронта, захватили плацдарм на его восточном берегу.
6 октября немцами восточнее г. Вязьмы выброшен десант.
К утру 7 октября противник замкнул кольцо окружения восточнее Вязьмы.
8 октября соединения и части 19-й армии, в том числе и 45-я кд, группа Болдина вели подготовку к прорыву окружения.
9 и 10 октября части дивизии в составе 19-й армии и группы И. В. Болдина вели безуспешные бои с целью прорвать кольцо окружения и вырваться в сторону Гжатска. 
В эти дни войска 19-й армии и группа И. В. Болдина понесли значительные потери. В трех танковых бригадах оставалось два танка - один КВ и один Т-26. Горючее было на исходе. На гвардейские минометные части ("катюши") оставался один залп. Армия не располагала защитой от ударов с воздуха.
Вечером 12 октября 45-я кавалерийская дивизия отразила атаку противника в направлении хутора Шутово, где располагался штаб 19-й армии.
К рассвету, расположившись вдоль опушки леса возле Горнево, дивизия была готова к атаке по прорыву кольца окружения. Впереди конных полков стояли артиллерия и пулеметные тачанки. План был прост и рассчитан на внезапность: пушки и пулеметные тачанки должны были галопом выйти на гребень высоты, скрывавшей конников от противника, и открыть огонь прямой наводкой. Под прикрытием этого огня сабельные эскадроны налетят на врага и пробьют дорогу.
Однако, по приказу командарма Лукина, уже развернувшаяся для атаки дивизия была остановлена. В результате полки дивизии понесли большие потери, а оборона противника не была прорвана. Дивизия вернулась на старое место - к хутору Шутово.
В 23.00 12 октября дивизия получила приказ командующего 19-й армией: держать фронт до 4-х часов утра, после чего отходить на юг, прикрывая войска, которые будут с рассветом 13 октября пробиваться в район Стогово (южнее Вязьмы) на соединение с 20-й армией генерал-лейтенанта Ф.А. Ершакова.
Однако, как потом выяснилось, штабы 19-й армии и группы Болдина, сформировав отряд в 600 человек, ушли в неизвестном направлении. Получилось, что дивизия уже около 4 часов фактически никого уже не прикрывала.
В пятом часу утра полки по приказу Стученко снялись с места и начали движение на юг, как было приказано еще вечером командармом.
На рассвете 13 октября дивизия подошла к деревне Жипино (7 км сев-зап. Вязьма). Высланные к деревне разъезды были встречены огнем противника. Чтобы избежать ненужных потерь, деревня была обойдена с северо-запада, и дивизия через лес направилась на деревню Буханово. Но до нее не дошли, попав опять под автоматно-пулеметный и минометный огонь.
Пришлось вернуться назад к деревне Жипино и предпринять еще одну атаку. Здесь к дивизии присоединились танкисты из 127-й танковой бригады генерал-майора танковых войск Федора Тимофеевича Ремизова. В бригаде, правда, оставалось всего 3 танка КВ, которые вскоре во время боя при пересечении шоссе были подбиты, появившимися со стороны Вязьмы немецкими танками.
Прорвавшись с боем через шоссе, дивизия сосредоточилась в кустарнике на правом берегу р. Вязьма в полутора километрах восточнее шоссейного моста через р. Вязьма. Противник продолжал обстрел дивизии из минометов и артиллерии. 
Из воспоминаний бойца пулеметного эскадрона Павлова В.В. уроженца д.Толстиково Меленковского района «Нас от немцев разделял глубокий овраг, враг был так близко, что была слышна немецкая речь. Неоднократно с другой стороны слышались слова на ломаном русском языке «русские сдавайтесь…». Начался первый бой, мой «максим» накалился от стрельбы, напарник еле успевал расправлять пулеметную ленту. Рядом раздался взрыв, я потерял сознание. Когда очнулся, увидел, что мой напарник убит, а моя каска висит на груди наполовину наполненная кровью, я отключился. Очнулся, когда вокруг стояла тишина, немецкая речь слышалась уже за моей спиной. Я понял, что оказался в тылу у немцев и приготовился к плену. Но видимо судьбой было уготовано другое, я услышал шорох и родную речь, это оставшиеся бойцы вместе с санитарами собирали раненых, в обход немцев». 
В этом бою Павлов Василий Васильевич был тяжело ранен в голову, из боя его на себе вынес красноармеец уроженец г.Мурома, которому тоже суждено было выжить в этой страшной войне. 
К сожалению, его имя и фамилия были утрачены, но по словам дочери Павлова В.В. отец разыскал своего спасителя после войны, и он неоднократно был у них в гостях. 
После полученного ранения Василий Васильевич попал в госпиталь в г.Омск затем в г.Томск, долго лечился, а потом снова попал на фронт. Где только ни приходилось воевать Василию Васильевичу! В солдатских сапогах прошагал он ни один километр земли. Ведь он воевал под Москвой, освобождал Белоруссию, Украину. Ему довелось побывать в партизанском отряде, которым руководил легендарный командир Д.Н.Медведев. 
6.Награды. 
Из донесений политуправления Западного фронта встречается запись о том, что командиром дивизии генералом Дрейером были представлены к наградам 8 воинов 45-й кавдивизии! Но только теперь мы понимаем, что и эти наградные документы были уничтожены штабами 45-й кавдивизии и 19-й Армии в окружении под Вязьмой, о чем и пишет военком дивизии А.Г.Полегин в наградном листе – «…штабом 19-й Армии, когда он [штаб] попал в окружение, были уничтожены все документы». Имеется также и другой документ, подтверждающий, что на воинов дивизии все-таки писались представления к их награждениям, в том числе и за первый бой 19 августа 1941 года в полосе 30-й Армии… 
За мужество и героизм в последующие годы войны будут награждены орденами и медалями 85 воинов дивизии, в том числе 16 уроженцев Горьковской и Владимирской области. К сожалению, за мужество и героизм в тех кровавых и страшных боях в 1941 году никто из воинов дивизии, погибших в тех боях, не был награжден… 
Два воина нашей 45-й кавалерийской дивизии, продолжив воевать после выхода из окружения, представлялись к присвоению звания Героя Советского Союза! Это бывший командир 45-й кавалерийской дивизии генерал-майор ДРЕЙЕР Николай Михайлович, в то время уже командовавший 20 гвардейской стрелковой дивизией 6-го гвардейского корпуса, и Ермаков Игнат Матвеевич, бывший командир сабельного взвода 55 кавполка, в то время ставший заместителем командира полка 373 стрелковой дивизии. 
Но вместо этого высшего звания они получили только ордена: Н.М. Дрейер, за форсирование рек Днестр и Прут, – орден Кутузова 2 степени, а И.М. Ермаков, за форсирование р. Одер, – орден Отечественной войны 1 степени.

7.Заключение. 
Во время весенне-летних Вахт Памяти-2017 бойцами поисковых отрядов было найдено множество свидетельств участия кавалерийских соединений в жесточайших боях, которые проходили на территориях поиска в 1941-1942 г. Это конская упряжь, большое количество подков, останки лошадей, которыми были просто усыпаны поля сражений. Не исключено, что именно в этих местах воевала 45-я кавалерийская дивизия, сформированная летом 1941г. на территории Владимирской области и 22.05.1942 года дивизия исключена из списков РККА как погибшая. 
Возможно, у кого-то из нас в этой дивизии воевали и погибли, пропали без вести или попали в плен деды, прадеды и другие родственники. Кому-то же из бойцов выпало великое счастье, и они остались живы. 
В этой работе я постаралась, чтобы память об этих героях никогда не стиралась. 
Пусть это будут только их фамилии, года и места рождения. 
Пусть это будет нашим памятником им, не вернувшимся с полей войны! 
Вечная им память и слава!

Литература. 
1. Воспоминания ветерана Великой Отечественной войны Павлова В.В. 
2. Материалы исследований Суслопарова Виктора Юрьевича, племянника пропавшего без вести в боях в окружении под Вязьмой в октябре 1941 г. лейтенанта Суслопарова Бориса Михайловича, командира артиллерийской батареи 55-го кавалерийского полка 45-й кавалерийской дивизии 19-й армии Западного фронта.
3. Мемуары генерала-полковника В.А.Белявского. «Стрелы скрестились на Шпрее». 
4. Воспоминания командира 58 кавполка А.Т.Сученко. 
5. Материалы из районной газеты «Коммунар». 
6. Материалы из музея Воинской славы Меленковского района. 
7. Книга о фронтовиках Владимирской области участниках Великой Отечественной войны. «Солдаты Победы».

 
Параметры публикации:
Конкурсы, гранты Просмотров: 211
Печать